Ромуальд Крылов-Иодко

0

«Неужели я библиотекарь?» Разговор с директором Московской государственной Библиотеки-читальни им. И.С. Тургенева, Заслуженным работником культуры РФ.


Часть-I


С какого момента в Вашей биографии началась «библиотечная тема»?

Вырос я в музыкальной среде. Моя мама – Валентина Константиновна Крылова – до моего появления на свет была оперной певицей, а после потери голоса из-за туберкулеза легких пошла учиться на библиотечный факультет Московского института культуры, и в сороколетнем возрасте после получения образования оказалась в Научной нотно-музыкальной библиотеке им. С.И. Танеева Московской консерватории. Кстати, мой отец скульптор Р.Р. Иодко (1894-1974) – один из организаторов работы этой библиотеки после 1918 года.

Таким образом, с ранних лет большую часть своего свободного времени я проводил в стенах библиотеки, а музыкальный и библиотечный миры слились для меня в единое целое. Все 1960-е годы прошлого теперь века я был свидетелем того, как моя мама общалась с великими музыкантами, приходившими в отдел художественной и учебной литературы (заведующей которым она была), а дома я встречался с её подругами – солистками Большого театра, Музыкального театра им. К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко и Москонцерта.

Почти все они являлись ученицами выдающейся оперной певицы Е.С. Серно-Соловьевич, обладавшей диапазоном в три октавы, но вынужденной оставить сцену – Екатерина Сергеевна страдала «слоновой болезнью». Это сейчас никого сильно не удивишь размерами тела. А в 1918 году во время исполнения арии Джульетты из оперы Ш. Гуно «Ромео и Джульетта» её освистали «бойцы революции». Это был огромный удар для неё как личности, как певицы. Уйдя из Большого театра, Серно-Соловьевич стала прекрасным педагогом для десятков начинающих певцов. Мне же посчастливилось ещё и бывать на домашних концертах, которые она собирала у себя дома для узкого круга друзей и поражала слушателей своими феноменальными возможностями.

С ранних лет я видел, как общались библиотекари с читателями, какой внутренний порядок всегда поддерживала на рабочем месте моя мама, как соблюдали тишину в библиотеке посетители, какая предупредительность и уважение были с обеих сторон. Каждый месяц мать проводила для сотрудников обзор новой (и не только музыкальной) литературы, знакомя библиотекарей с книжными новинками, рассказывая, в каком журнале напечатан наиболее интересный роман, рассказ или подборка стихов.

В истории существования библиотечного дела это была, пожалуй, самая настоящая «золотая эпоха».

А как библиотеки возникли в Вашей жизни уже на профессиональном уровне?

Отслужив в армии, в начале 1979 года по просьбе и предложению моей подруги Ольги Дельвиг, с которой мы вместе были в детском саду и школе, я пошел в Государственную публичную научно-техническую библиотеку СССР. В этих библиотечных подвалах я, правда, пробыл очень недолго, уйдя работать машинистом сцены в Большой театр СССР, а затем в отдел кадров Московского театра оперетты.

Закончив факультет театральной режиссуры у И.А. Мазур, которая была ученицей К.С. Станиславского и его жены М.П. Лилиной, в 1985 году я попал на должность инспектора Отдела культуры Исполкома Ленинского райсовета. И в первый же день работы мне пришлось спасать вместе с сотрудниками Центральной детской библиотеки им. Н.К. Крупской её фонды от прорвавшейся в подвале воды. В дальнейшем я много времени уделял организационным вопросам подготовки реставрации её здания-памятника, и в 2015 году, наконец-то, здесь начались ремонтные работы. Но, увы, проект приспособления был отозван Москомнаследием по ряду независящих от меня причин.

Почти три года, наряду с крупными профсоюзными клубами (Дворцами и Домами культуры), мне приходилось курировать работу всей библиотечной системы района, во главе которой была Центральная библиотека им. К. Маркса (ныне – Библиотека им. М.А. Волошина).

В 1991 году Главное управление культуры Исполкома Моссовета (в настоящее время – Департамент культуры города Москвы) назначило меня руководителем Департамента культуры и искусства Центрального административного округа (впоследствии – Управление культуры ЦАО). И первый же мною подготовленный и подписанный распорядительный документ напрямую касался библиотечной сферы.

Это был приказ о реорганизации централизованных библиотечных систем двенадцати упраздняемых Исполкомов райсоветов города и образовании на их базе семи централизованных библиотечных систем и трёх самостоятельных библиотек ЦАО. До сих пор этот приказ упоминается в уставах ряда учреждений как документ об их создании и наделении правами юридического лица.

Работая в Управлении культуры ЦАО с 1991 по 2014 год включительно, мне приходилось много времени уделять именно развитию библиотек округа. Да, их было 58, и они имели массу проблем, особенно в 1990-х годах!

            Страна меняла курс от социалистической плановой экономики к неизведанному строю, предполагающему наличие частной собственности и функционирование рынка в широкой сфере потребления. Народ столкнулся с сильнейшим обнищанием, разрухой промышленности, сельского хозяйства.

            В этой непростой обстановке Москва пыталась по возможности без сильных потерь в экономике и социальной жизни изменить структуру и идеологию управления городом. Мэром Москвы уже стал Юрий Михайлович Лужков, занимавший до этого должность председателя исполкома Моссовета. Он-то и реорганизовал тридцать три района столицы в десять префектур – по числу новых административных округов.

Тогда и возникло 10 окружных Управлений культуры. В ЦАО одних только общедоступных публичных (бывших «массовых») библиотек оказалось 58, а также 23 детских школы искусств, 7 Домов культуры и центров досуга, 5 театров, 5 кинотеатров, 4 концертные организации, 3 парка культуры и отдыха, 3 выставочных зала, 3 музея и другие учреждения. Всего же в ведении Управления культуры ЦАО их было 112.

Я, как руководитель Управления, искал тогда разнообразные контакты с людьми, хорошо знающими специфику отрасли – и в Минкультуры России, и в кругу сотрудников крупнейших библиотек, включая «Ленинку» и Российскую государственную юношескую библиотеку, и среди деятелей культуры и педагогов музыкального и художественного профиля.

Мне помогала в этих контактах Московская ассоциация библиотек. Ее в те годы возглавляла очень неравнодушная и деятельная личность – Татьяна Евгеньевна Коробкина, с которой мы часами обсуждали как возможные пути развития библиотечной системы Москвы, опыт работы библиотек России и других стран, так и общие для всей этой сферы проблемы. Впоследствии Т.Е. Коробкина на целых 20 лет стала директором Библиотеки-читальня им. И.С. Тургенева.

Каким Вашим «библиотечным проектом» вы гордитесь более всего?

            Однажды Т.Е. Коробкина попросила о внеочередной встрече, на которую пришла с интеллигентным, очень скромным и спокойным человеком, которым оказался Виктор Александрович Москвин, тогда – генеральный директор издательства «Русский путь». Эта организация была российским филиалом знаменитого издательства в Париже «YMKA-Press» («ИМКА-Пресс»), возглавляемого профессором парижского университета Сорбонна Никитой Алексеевичем Струве.

Оказалось, что Т.Е. Коробкина и В.А. Москвин – «птенцы одного гнезда» – Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы им. М.И. Рудомино. Только Татьяна Евгеньевна к тому времени уже не работала в этом учреждении, а Виктор Александрович, будучи сотрудником ВГБИЛ, только что провел в стенах библиотеки вместе с Н.А. Струве выставку, посвященную литературному наследию русского зарубежья, и даже создал на ее основе специализированный читальный зал. Эта деятельность после успеха выставки нуждалась в дальнейшем расширении. Московская интеллигенция хорошо была наслышана об уникальных изданиях «ИМКА-Пресс» и всеми правдами и неправдами стремилась получить для чтения книги этого издательства.

В.А. Москвин предложил создать на базе одной из библиотек округа Библиотеку-фонд «Русское Зарубежье». При этом учредителей должно быть несколько: это Русский общественный фонд для преследуемых и их семей, основанный А.И. Солженицыным, русское издательство в Париже «ИМКА-Пресс» и, разумеется, Правительство Москвы.

Задача такой библиотеки-фонда – возвращение на Родину находящегося за рубежом культурного наследия нескольких поколений русской эмиграции. После отказа страной от коммунистической идеологии сотни и тысячи людей – выходцев из Российской империи – готовы были вернуть на Родину дорогие им книги, рукописи, предметы быта и искусства. Но – только под честное слово А.И. Солженицына и Н.А. Струве с их обязательством, что эти раритеты не будут разворованы или без их согласия переданы иным организациям. Это были давняя мечта и боль людей, переживавших, что бесценный пласт русской культуры может быть безвозвратно потерян для России.

И вот решение предложено: фонд А.И. Солженицына и издательство обеспечат возвращение уникальных культурных ценностей на Родину, а правительство города предоставит для нового учреждения культуры необходимые помещения и средства на их реконструкцию, оплату коммунальных услуг и труда сотрудников.

Я был очень впечатлён возможностью реализации такого проекта. Трудно было себе даже представить, с какой замечательной целью и с какими яркими людьми однажды судьба меня свяжет. Безусловно, я решительно поддержал это предложение. Была организована встреча инициаторов этой идеи с префектом ЦАО Александром Ильичом Музыкантским, который по статусу был министром Правительства Москвы и которого всегда отличали аристократизм, интеллигентность и деловая заинтересованность в развитии культуры в таком непростом округе, как Центральный.

            Так я сначала познакомился с Виктором Александровичем Москвиным, а затем с Никитой Алексеевичем Струве и Натальей Дмитриевной Солженицыной. Вместе с ними и заместителем председателя Комитета по культуре города Москвы Олегом Витальевичем Беликовым мы начали продвигать идею создания такого учреждения, не имевшего аналогов в Москве и России, и получившего название «Общедоступная библиотека-фонд «Русское зарубежье».

Де-юре создание библиотеки-фонда состоялось в 1995 году после публикации соответствующего правительственного постановления и – что особо значимо – после возвращения в 1994 году в Россию А.И. Солженицына.

В 2001-2004 гг. проведена реконструкция комплекса зданий для нового учреждения по адресу: Нижняя Радищевская ул., д. 2, стр. 1, 2, в результате чего общая площадь объекта увеличилась с 600 кв. м до 7 000 кв. м.

С максимальным учетом современных технологий и дизайнерских разработок был создан единый комплекс с просторными и функциональными помещениями для обслуживания пользователей, выставочными и конференц-залами, хранилищами вместимостью до полумиллиона печатных изданий, архивных документов и музейных экспонатов.

            Торжественное открытие комплекса состоялось 2 сентября 2005 года с участием руководителя Администрации Президента России Д.А. Медведева, зачитавшего приветствие от Президента страны В.В. Путина, а также Мэра Москвы Ю.М. Лужкова, Министра культуры и массовых коммуникаций РФ А.С. Соколов, послов одиннадцати государств и соотечественников из девяти стран мира, видных деятелей науки и культуры.

Популярность Дома русского зарубежья возрастала не по дням, а по часам. И уже через некоторое время это учреждение стало нуждаться в дополнительном пространстве. Поэтому в 2008 году на выездном совещании мэра столицы было принято решение о проведении второй очереди реконструкции библиотеки-фонда с планируемым увеличением площадей еще на 5 тыс. кв. м – с учетом освоения подземного пространства сквера, расположенного перед основным зданием библиотеки.

В 2009 году учреждению было присвоено имя Александра Солженицына и изменен тип организации – с библиотечного на музейный, что было связано с тем, что с течением времени приоритетное значение в его работе приобрёл музейно-архивный компонент. Музей получил наименование «Государственное бюджетное учреждение культуры города Москвы «Дом русского зарубежья имени А. Солженицына».

Он и сегодня является единственным в стране специализированным научным и культурным центром по работе с соотечественниками за рубежом, а его деятельность имеет международное признание и значение.

Не заслонила ли «стройка века» насущные проблемы обычных общедоступных библиотек ЦАО?

После выхода в 1994 году федерального закона от «О библиотечном деле» город, как столица и субъект Российской Федерации, остро нуждался в разработке и принятии московского закона о библиотеках.

Мне удалось в 1995 году создать рабочую группу из уникальных специалистов, профессионалов высокого уровня, в которую вошли представители Микультуры России (Ю. А. Гриханов, Т. Л. Манилова), Российской государственной юношеской библиотеки (Р. З. Панова), Ассоциации московских библиотек (С. Ф. Гилязов, Т. Е. Коробкина) и другие незаурядные представители отрасли.

Подготовленный нами проект закона города Москвы «О государственных и муниципальных общедоступных (публичных) библиотеках» в 1997 году поступил на согласование в Комитет по культуре и в результате долгих согласований был принят на заседании Правительства Москвы только в 1999 году и направлен для обсуждения в Московскую городскую Думу.

Я присутствовал на заседании Мосгордумы, на котором рассматривался проект закона. Главным докладчиком был председатель Комитета по культуре Правительства Москвы И. Б. Бугаев вместе со своим первым заместителем А. И. Лазаревым.

Заседание Мосгордумы проходило прямо перед летними отпусками депутатов и на нём их оказалось крайне мало. Очень сильно нам тогда помогал председатель Комиссии и по культуре и образованию Мосгордумы Е.А. Бунимович. Сам Евгений Абрамович – замечательный поэт и редкой души человек. Но, как ни странно это прозвучит сегодня, тогда среди депутатов нашлось немало всячески препятствующих рассмотрению закона и заявляющих, что «если мы сейчас примем городской закон о библиотеках и их фондах, то завтра к нам придут с проектами законов об аптеках и булочных».

В результате на заседании, кроме Е.А. Бунимовича и С.В. Орлова, не оказалось других депутатов, считающих, что такой закон нужен городу, и законопроект просто сняли с повестки дня.

Это было очень обидно, но мы от отчаяния не сложили руки. Позже, уже в 2005 году, благодаря депутатам Е.А. Бунимовичу и И.Ю. Святенко удалось направить в Правительство Москвы официальную заявку от Мосгордумы на разработку городского закона по библиотечным вопросам. Наша рабочая группа подготовила обоснование его необходимости, и Департамент культуры города Москвы в итоге получил задание на разработку нового проекта закона.

Здесь надо понимать одну бюрократическую тонкость: сделанный нашей группой проект закона мог оспариваться Мосгордумой как нецелесообразный, несмотря на то, что по нему было принято постановление столичного правительства. Если же от профильного комитета Мосгордумы в Правительство Москвы поступала заявка на разработку закона, то профильный департамент (комитет) обязан был разработать такой проект закона и, согласовав его со всеми заинтересованными службам города, представить в Мосгордуму уже в официальном порядке – через Правительство Москвы. И такой проект закона Мосгордума не могла квалифицировать как «нецелесообразный».

Новая рабочая группа учла все минусы и плюсы предыдущего варианта, и опять же при нашем участии разработала проект закона «О библиотечно-информационном обслуживании населения города Москвы», который был принят Мосгордумой 23 сентября 2009 года. В деятельности новой рабочей группы большую роль сыграла Светлана Николаевна Просекова – директор Центральной универсальной научной библиотеки имени Н. А. Некрасова.

В 1990-х годах библиотеки были под дамокловым мечом. В префектурах округов нередко раздавались голоса, что они «завалены советской пропагандистской литературой и в них нет читателей». Частично с этим нельзя было не согласиться, ведь после распада СССР и изгнания коммунистической идеологии как руководящей и направляющей силы, людям, оказавшимся в непривычных условиях рыночной экономики и зачастую вынужденным банально выживать, было действительно не до чтения книг и посещения библиотек.

В этот период библиотеки на правах юридического лица могли сдавать в аренду помещения, создавать на паях с коммерческими структурами всевозможные хозяйственные формы деятельности. Их к этому буквально подталкивали. В результате ряд библиотек либо частично, либо совсем потеряли свои помещения.

Да, можно сказать, что городу, как и стране в целом, долгое время было совсем не до библиотек. Но в Москве государственные общедоступные библиотеки пережили это тяжелое время все-таки без катастрофического ущерба. А вот куда делись крупные библиотеки с уникальными фондами обкомов, горкомов, райкомов, профсоюзов, а также небольшие, но массовые библиотечные пункты при ЖЭКах?

Вот эти потери очень существенные. В начале 2000-х, например, при подготовке очередного издания аналитического сборника «Паспорт социально-культурной сферы ЦАО», цифры указали на отсутствие уже 72 библиотечных пунктов при ЖЭКах и «красных уголках».

Я часто в эти годы с библиотечными проблемами обращался в префектуру ЦАО. До такой степени часто и настойчиво, что Геннадий Валентинович Дёгтев – префект ЦАО в 2000-2003 гг. – прозвал меня «наши библиотеки».

Префектуры административных округов города до 2010 года (а это в течение двадцати лет) практически были главными в решении многих городских проблем, их мнение учитывалось Правительством Москвы в первую очередь. Отраслевые департаменты и комитеты в те годы могли только просить, согласовывать, предлагать. Мнение префекта всегда выделялось особо, поэтому его внимание, заинтересованность в решении проблем учреждений культуры было очень важным.

Тем более Главному управлению культуры исполкома Моссовета (как и его последующим организационно-структурным перевоплощениям) тоже в этот период сначала было не до библиотечных систем. Всегда для города главными были проблемы театров и концертных организаций. Недаром первым заместителем руководителя Главного управления культуры (затем – Комитета по культуре и позднее Департамента культуры горда Москвы) до 2010 года был куратор театрально-концертной деятельности. К нему приходила в кабинет вся театрально-концертная элита страны.

Сегодня Вы возглавляете Библиотеку-читальню им. И.С. Тургенева. С какого момента Вы стали заниматься проблемами этой старейшей библиотеки страны и столицы?

В начале 1991 года я увидел телепередачу о проблемах этой уникальной библитеки. В 1972 году её здание на площади Мясницких ворот снесли в ходе прокладки Новокировского проспекта (ныне – проспект академика Сахарова). Двадцать лет библиотека не имела своего дома, занимала помещения по четырем разрозненным адресам, включая обычную квартиру в доме № 2/4 на Тургеневской площади.

В этой-то квартире в декабре 1991 года уже в качестве начальника Департамента по культуре и искусству ЦАО я и познакомился с Цецилией Самуиловной Красне – маленькой, уже пожилой, но бесконечно очаровательной женщиной, которая была директором Тургеневки.

Тяжело было смотреть на полки, на которых десятилетиями лежат перевязанные бечевкой пачки книг. В помещениях, как и «положено» для библиотек, с потолка текла вода. В общем, безрадостная и бесперспективная участь первой общедоступной библиотеки города!

Надежды на возрождение Тургеневки, кажется, не было никакой. Ни административных решений, ни финансовых ресурсов для поддержания этого учреждения культуры у города просто не было. Но с 1991 года в течение десяти лет префектом ЦАО был Александр Ильич Музыкантский, которого с большой благодарностью я уже упоминал. И вот благодаря его поддержке Библиотека-читальня им. И.С. Тургенева получила два замечательных дома в Бобровом переулке, дом 6. строения 1 и 2.

Кстати, в строении 1 на этот момент размещался Банк профсоюзов Москвы. А уж как нам удалось его выселить, сделать реконструкцию сначала строения 2, а затем в 2004 году открыть целый новый библиотечный комплекс, который с восторгом принимал Мэр Москвы Ю.М. Лужков, об этом можно написать целую повесть.

О каких библиотеках округа Вам бы хотелось еще рассказать?

С помощью А.И. Музыкантского мы смогли реализовать ещё один совершенно уникальный проект по созданию единственной в городе общедоступной библиотеки, специализирующейся на вопросах искусства с большим фондом нотно-музыкальных изданий.

В современном здании и пристройке-памятнике с отдельной территорией на Сущёвской улице, д. 14, в доме, который когда-то принадлежал русскому художнику-баталисту и маринисту А.П. Боголюбову, сегодня размещается Библиотека искусств, носящая его имя. Одно строение пришлось снести и на его месте возвести новое, в три раза большее по площади, примыкающее к ещё одному зданию-памятнику, ранее принадлежавшему племяннику П.М. Третьякова – знаменитому юристу Н.С. Третьякову.

Размышляя о судьбах ряда библиотек, не могу не вспомнить, как тяжело было сохранить Библиотеку им. А.П. Чехова на Страстном бульваре. Нам приходилось два раза спасать её фонды от воды и проводить капитальные ремонты. И как заново создавалась библиотека на улице 1905 года, получившая имя И.А. Бунина.

Инициатива исходила от Ассоциации «Бунинское наследие», которая в 2000 году направила соответствующее обращение в столичное правительство. Но действовала она, как потом выяснилось, не только ради увековечивания памяти великого писателя и продвижения его творческого наследия, но и в банальных личных интересах. Вместе с тем, для нас это был один из первых опытов проведения модернизации библиотечных помещений с привлечением профессионального дизайнера.

Рядом с Библиотекой им. И.А. Бунина располагается детская библиотека, которой присвоено имя Братьев Гримм (Нововаганьковский пер., д. 22). Идея её ребрендинга зародилась при встрече со студентами из Германии, приехавшими в нашу страну при содействии Института Гёте. Они знакомились с работой московских библиотек, и я предложил им взять шефство над одной из детских библиотеки округа.

Тогда мы подписали соглашение, и Управление культуры ЦАО выделило для этой цели Центральную детскую библиотеку в Пресненском районе. После длительного ремонта стены библиотеки по моей просьбе были расписаны учащимися уникальной детской художественной школы архитектурного профиля «Старт».

По такой же методике была проведена работа в детской библиотеке на проспекте Мира, д. 68, получившей в 2005 году имя датского сказочника Х. К. Андерсена в рамках празднования 200-летия со дня его рождения (этому предшествовала работа с Датским посольством в Москве). Стены библиотеки были разрисованы художниками из детской художественной школы имени В. А. Ватагина, а детским театром «Сказочный театр» сделаны под заказ куклы персонажей из сказок Андерсена.


Продолжение в следующем номере…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *